«По кочкам в первый класс». История учителя ненецкого языка Парасковьи Выучейской

В год педагога и наставника НАО24 запустили рубрику #обучителяхНАО, где мы рассказываем о педагогах региона, их пути в профессию и достижениях. Герой сегодняшней публикации — Парасковья Выучейская — преподаватель ненецкого языка и технологии средней школы посёлка Красное


Фото: Александра Берг/nao24.ru

Парасковье, как и многим другим ребятишкам, выпало испытание жить в интернате, в разлуке с родителями.  Сегодня, работая с детьми, она использует собственный опыт, чтобы помочь ребятам преодолеть тоску и адаптироваться к новым условиям.

Представляем вниманию читателей  детские воспоминания учительницы, истории о том, как тяжело покидать родительский чум, чтобы отправиться на учёбу. Далее – от первого лица.

Прощай, детство! 

На берегу островного озера стоял чум – невелик и немал. Согревал своим теплом две семьи –Соболевых и Чупровых. В семье Соболевых росли трое детей, я была средней дочерью. Кочевье за кочевьем, за стаями перелётных птиц, мы росли. Самое беззаботное время, золотая пора детства, рядом с родителями…

Высоко в небе прощаются со мной гусиным криком стая перелётных птиц. Мне было 7 лет и значение слова «неизвестность» я тогда ещё не знала, но внутри что-то подсказывало: предстоит долгая разлука с родителями, братьями и сёстрами.

Мама приготовила мне новую куртку, шапку, небольшую сумку с вещами. Младшая сестра Лена смотрела на обновки и хотела улететь со мной. В день отъезда выдалась солнечная погода. И та самая «неизвестность» куда-то исчезла, настроение было приподнятое, я стояла на сопке в обновках, прислушиваясь к каждому шуму... не летит ли вертолёт?

Фото из личного архива Парасковьи Выучейской

Ещё год назад я боялась вертолётов, пряталась в чуме, в подушках, закрывала уши. Мне казалось, что вертушка сдует чум и свалит на бок! А тут, крепко держа мамину руку, я небольшими шагами смело шла к неизведанности.  

Здравствуй, школа!

Мы приземлились на вертолётной площадке, где нас встречали красновцы. Среди незнакомых лиц я искала родное. Смотрю, мне машет старшая сестра Майя. Вокруг высокие берёзы с крупными листьями, низкое небо над нами и песочная дорога.

Помню отрывками, как меня напоили вкусным чаем с конфетами и свежим мягким хлебом. А через несколько дней устроили в пришкольный интернат. Тогда-то слово «неизвестность» и напомнило о себе.

Та сдержанность, которую показала родителям, стала потихоньку ломаться. Тоска по чуму, маме и папе. Ещё до отъезда родители говорили, что в школе меня научат читать и писать, я найду новых друзей и не замечу, как наступит ноябрь и я снова воссоединюсь с родными.

В интернате было несколько воспитателей, которые относились к нам с добротой и заботой, в столовой вкусно кормили, а по вечерам угощали фруктами и шоколадом. Несмотря на то, что мы жили в комфортных условиях и меня окружали хорошие люди, приветливые девочки, я грустила. Но почему-то сдержанность не давала мне показывать это при всех.

Иногда после уроков я убегала к родительскому дому, который был закрыт на замок. Заходила в огород, садилась на крыльцо и плакала. Так проходила моя адаптация.

1 сентября 

Черные туфельки блестели, я любовалась ими, поднимаясь по лестнице в школу. На линейку нас вела первая учительница – Ольга Николаевна Беляева.

Все девочки были одеты в коричневые платьица с белыми нарядными фартуками. На головах не было бантов, так как у всех были одинаковые прически – под ноль. И шли мы в нулевой класс.

В руках держали лёгонькие портфели бордового цвета, учительница попросила нас поставить их в угол. Только одна девочка ни за что не соглашалась отдать свой портфель, крепко держа его за ручку.

Первое время мы боялись выходить из класса, так как наш кабинет находился почти в центре школы, где во время перемены собирались старшеклассники. Они казались большими тётеньками и дяденьками. Да и незачем было выходить, когда в классе столько игрушек! Собачка, которая сама двигала лапками, говорящая кукла, танцующий зайчик…

Почти весь состав был из тундровых детей. Ольга Николаевна стала для нас второй мамой, и мы, оторванные от родителей дети, чувствовали это, шли к ней, когда нас обижали, тянулись на её свет.

Фото: Александра Берг/nao24.ru

Встреча с родителями

Крыши домов надели белые пушистые шапки, в окнах горел огонёк, топились печи. И вот в мой день рождения приехали родители! Я бежала по узкому коридору и не верила своему счастью. Мама протянула руки навстречу.

В родительском доме было холодно, хотя мама и топила печь, поэтому она предложила мне переночевать в интернате. Я наотрез отказалась! В этом холодном доме, мне было тепло…



Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments