«Хор – самый деликатный инструмент». Интервью с хоровым дирижёром из НАО Ириной Латкиной

Сегодня, 13 июля, отмечается Международный день дирижёра. НАО24 поздравляет всех причастных с профессиональным праздником. А ещё мы запускаем новую рубрику #янакрасный@nao24, где мы рассказываем о выпускниках НАО, начинающих свой профессиональный путь с получения красного диплома. Наш первый герой – хоровой дирижёр Ирина Латкина


Фото: Александра Берг/nao24.ru

Всё ещё шутите, что дирижёр – это человек, который стоит к залу спиной и импульсивно машет руками?

– Дирижёр показывает одновременное вступление хора: чтобы артисты не вразнобой вступили, а именно вместе. Показывает динамику, с которой должен вступить хор – громко или тихо, стокатто – отрывисто или легато – плавно и нежно. Хор – самый деликатный инструмент. Когда на фортепиано играешь и не получается – бабахнул по клавишам, остыл и снова сел за работу. А на хор один раз крикнешь, и они могут не спеть. Психология, моральное состояние влияют на голос, – рассказывает о тонкостях профессии Ирина Латкина.

В этом году девушка с красным дипломом окончила Архангельский музыкальный колледж по направлению «Хоровой дирижёр». Профессиональный путь планирует начать в Детской школе искусств в Нарьян-Маре.

Второй дом

Музыкальные инструменты в жизни Ирины были с тех пор, как она себя помнит. Старший брат Григорий с пяти лет занимался в музыкальной школе, играл на флейте. Девочку тоже тянуло к музыке.

– Я помню свой первый «концерт» в музыкальной школе. Мы пришли на выступление Гриши, я всё ждала, когда же будет играть он. Так гордилась, что это мой брат. Когда все дети выступили, вдруг объявили: «Любители пения выходите на сцену, мы вас ждём». Маленькая я не растерялась и вышла: я люблю петь, пригласили! Лариса Александровна Кунец (с ней я познакомилась позже) стала дирижировать. Все малыши стали петь. Только потом поняла, что они-то готовились к концерту, репетировали. А я стою, слов не знаю, только подпеваю. И как не боялась! – смеётся Ирина.

В шесть лет мама отвела Иришу  в музыкальную школу. Предлагала играть на флейте, как брат. Но малышка твёрдо решила – только фортепиано.

Фото из личного архива Ирины Латкиной 

– Меня тянуло к этому инструменту. До сих пор очень нравится. Никогда не было желания бросить музыкальную школу,  училась там 10 лет: восемь – на фортепиано, моим преподавателем была Анна Сергеевна Листова, ещё два года посещала вокал у Ларисы Александровны Кунец. Помню, было тяжело в пятом классе. Садилась за инструмент и плакала. Мама подходит, говорит: «Ну, чего ревёшь? Давай бросим!». А я ей: «Ни за что!». Плачу и играю, – вспоминает собеседница.

Её любимым предметом в школе было сольфеджио. Нравилось изучать теорию музыки: учить ноты, разбирать, как правильно строить аккорды, интервалы.

– Большую любовь к сольфеджио мне привила Галина Яковлевна Медведкова. Она объясняла материал так, что всё сразу становилось понятно, словно по полочкам раскладывала. Мне нравилось, что на сольфеджио всегда был виден результат домашней работы. Если на фортепиано играл самостоятельно, никак не докажешь. А здесь напишешь и всё видно, – объясняет Ирина.

Фото из личного архива Ирины Латкиной 

Детская школа искусств для неё была вторым домом. Здесь она чувствовала себя своей:

–  В обычной школе на меня, как на чудачку, смотрели, если я подходила поговорить с незнакомым человеком. А в музыкальной можно встретиться в коридоре, сказать: «Привет! Как дела? Давно не виделись!». А мы, может, с этим человеком вообще не виделись. Собеседник сразу включался в диалог: «Отлично, я с сольфеджио иду, а ты?». И дальше уже обсуждаем, кто на чём играет, что нравится.

Надо сыграть характер

– Фортепиано – уникальный инструмент! У него 7 октав, 88 клавиш. Можно сыграть сразу несколько нот! Этого не сделать на другом инструменте. У домры, флейты, саксофона и других ограничен диапазон звука. Поэтому хоровым дирижёром может быть только тот, кто освоил фортепиано, – говорит девушка.

За инструмент она и сейчас садится каждый день. Говорит, раньше приходилось играть, потому что надо было заниматься. Теперь – потому что просит душа.

– Мне дико нравилось, когда необходимую программу сыграла, а потом сидишь, подбираешь понравившуюся мелодию на фортепиано. Где-то услышала и пытаешься воспроизвести. Пока получалось с третьего раза, а в колледже уже с первого, – Ирина играет вторую Лунную сонату Бетховена.

Фото: Александра Берг/nao24.ru

Наш фотограф Александра говорит, что тоже знает, как её исполнить. Одной рукой наигрывает похожую мелодию. Спрашиваю: в чём отличие профессионального музыканта от новичка или любителя? Ноты-то те же.

– Мало знать ноты, нужно передать характер! Лунная соната задумчивая, нежная, лирическая. Она всегда развивается. Этим она и цепляет. Любителя сразу же выдаёт темп, громкость. Даже если ты не те ноты сыграла – ничего страшного. Надо сыграть именно характер. Если играешь вальс, танец, как заупокойную мессу – это нарушает всю музыку. Если у тебя танец – веселись, танцуй! – рассказывает выпускница колледжа.

А ещё непрофессионального музыканта выдаёт осанка и постановка рук. Здесь Ирина задумчиво улыбается:

– У меня руки перестали дрожать за игрой только на выпускном экзамене в музыкальной школе.

Фото: Александра Берг/nao24.ru

Любимого композитора или произведения девушка не выделяет. Говорит, в каждом есть хотя бы фрагмент, который нравится.

– Пока учишь и разбираешь, не нравится никакое произведение. А когда выучишь, играешь, душу вкладываешь – влюбляешься. Можно экспериментировать: кусочек потише сыграешь, повторишь погромче, – делится Ирина. 

Сейчас её фаворит – цикл «Любовь поэта» Роберта Шумана:

– Это произведения о любви в разных настроениях: о нежной, ревностной, прошедшей любви. А из русских мне очень нравится седьмая симфония Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Она написана во время блокадного Ленинграда. Фашисты думали, что город пал, а тут, представляете, из всех динамиков звучит Ленинградская симфония. Симфония! Мурашки по коже.

Знать произведение лучше композитора

В Архангельский музыкальный колледж Ирина поступила вслед за старшим братом. Родители выбор поддержали.

– Почему хоровой дирижёр? Мне очень нравилось играть на фортепиано, но не настолько, чтобы заниматься профессионально. И очень нравилось петь в хоре. Так и получился – дирижёр хора, – вспоминает рассказчица.

В колледже любимым предметом была специальность – дирижирование.

– Сначала мы изучали, как именно чувствовать долю, ровно звук вести или отрывисто. Звук вообще можно передать только жестом. Даже упражнение такое есть: говоришь и поднимаешь руки – звук идёт вверх. Уже потом переходили на изучение произведений. А произведения там совершенно другие, иного уровня, – с восхищением говорит Ирина.

Фото: Александра Берг/nao24.ru

Педагогом по специальности был Владимир Зеновский – заслуженный работник культуры.

– Владимир Витальевич нас всегда учил на примерах. У нас репетиция, я спрашиваю: «Вот зачем мне хор снимает?». Снимает – значит все вместе берут вдох, следовательно, звука нет. А он отвечает: «А ты покажи так, чтобы у них не было возможности снять». В хоре должно работать цепное дыхание: то есть не все вместе делают вдох, а по очереди. То есть звук может быть бесконечно долгим, – вспоминает Ирина учебные дни.

Рядом с выпускницей Владимир Зеновский. Фото из личного архива Ирины Латкиной 

Говоря о хоре, не можем пройти мимо стереотипа: откуда мнение, что в хор идут те, кто не умеет петь сольно или вообще?

– Это только кажется, что нет ничего проще, чем петь в хоре. Если хор любительский: в центр ставят сильных вокалистов, чтобы другие, сами того не осознавая, пели то, что поёт сосед. В профессиональном хоре каждый должен быть солистом. Навык пения в хоре очень полезен. Это развивает слух. Каждому участнику надо своих соседей слушать и свою партию петь, – объясняет Ирина.

Дирижёр хора – тот, кто лучше всех в коллективе знает произведение.

– Есть даже такая шутка, что дирижёр должен знать произведение лучше композитора. Если останавливаешь хор, надо объяснить причину, что именно не понравилось. Иначе как достигнешь совершенства? Нельзя просто сказать: «Надо лучше». Лучше – это как? Тиши, громче, лиричнее? Дирижёр всё должен пояснить, а лучше – спеть и продемонстрировать. Это приветствуется,  – делится девушка.

Фото из личного архива Ирины Латкиной 

Чего волноваться, я же к ним спиной?

Что делает дирижёр на выпускном экзамене в колледже? Вы логично ответите – дирижирует. И окажетесь неправы. Вернее – правы, но не совсем.

– Выйти к хору и дирижировать – последняя часть экзамена. Я пока спела все партии. Потом обязательно надо было сыграть произведения наизусть. Потом продирижировать без хора. И уже после – с хором, – говорит Ирина.

На экзамене ей досталось три произведения: «Приидите, ублажим Иосифа» Павла Чесенокова, «Таня, Танюша» - русская народная песня в обработке Валерия Калистратова, «Жди меня» – музыка Кирилла, Молчанова слова Константина Симонова. 

– У всех произведений разное настроение и надо знать заранее, что ты хочешь от хора. «Приидите, ублажим Иосифа» - духовная музыка. Здесь должна быть возвышенность, это надо хору объяснить. Начинать надо одухотворённо, нежно, красиво. «Таня, Танюша», – Ирина начинает напевать народную песню, – песня хороводная, в плясовом ритме. Её нельзя начинать вяло и дальше петь медленнее.

Фото: Александра Берг/nao24.ru

Спрашиваю, было ли волнение перед госэкзаменом? 

– Мне самой всегда было спокойно петь в хоре. А чего волноваться, ведь перед тобой дирижёр стоит. Он все удары на себя принимает. А когда я стала дирижёром, думаю, чего волноваться? Я же зрителей не вижу, – смеётся Ирина. – На госы собиралась – переживала. Вышла, поклонилась, повернулась к хору – а это же мои знакомые девочки. Они мне улыбаются. Больше волнения не было.

Дети не видят сложности

Героиня материала вспоминает, как в детском саду завязала на дерево ленточку, загадала желание – стать воспитателем. Мама и дедушка Ирины – педагоги, ей тоже хотелось работать с детьми: 

– Меня вдохновляет непосредственность и открытость детей. Нравится слушать их истории, запоминать смешные фразы. При нашем колледже была музыкальная школа, на третьем и четвёртом курсах мы вели у учеников хор: у первого и 2–8 классов. Мне интересно наблюдать за тем, как ребята взаимодействуют, они не боятся сказать своё мнение. Помню, девочка-первоклашка вдохновенно рассказывает, как ходила на день рождения. Рядом стоит её одноклассник и сухо так спрашивает: «Ну и зачем нам эта информация?». Или другой случай. Девочка говорит, что ей папа предлагал бросить музыкалку, а она сказала: «Ты что, папа?». И тут же другой ребёнок: «В смысле отказалась? Я бы сразу согласился!».

Фото: Александра Берг/nao24.ru

Начала учебного года Ирина ждёт с особым трепетом. В Детскую школу искусств она придёт в статусе педагога, а не выпускницы. 

Уже сейчас у неё дома две полки с нотами: здесь произведения, которые пели на хоре и можно изучить с будущими учениками. 

– Когда дети поют у них намного больше возможностей. У тех, кто постарше, уже красивые плотные голоса, меццо-сопрано. А красота и полнота хора раскрываются, когда есть красивые низы. Верх – более распространённые голоса, но дети помладше фальцетиком такие высокие ноты поют. Это очень красиво! – делится собеседница.

Фото: Александра Берг/nao24.ru

Ирина вспоминает, как в колледж к ним приезжала доцент кафедры академического хора Санкт-Петербургского государственного института культуры Лариса Яруцкая. Её мастер-классы укрепили в студентке желание работать с детьми.

– Лариса Николаевна сказала столько добрых слов о детях и вывела одно из главных правил – ребёнок чувствует отношение к себе, вы должны его полюбить. Каждый малыш хочет быть первым, быть в центре событий. О своём хоре она рассказывала с такой теплотой, что мне хочется хотя бы поприсутствовать на их репетиции! Её хор «Перезвоны» занимается хоровым пением пять раз в неделю, может петь 9-голосные мотеты, а это очень сложно! Но дети не видят сложности в нотах в произведении. Ты им покажи – и они споют, – говорит Ирина.  

Самое долгое – учиться на музыканта 

– Я всегда думала, что самое долгое – это учиться на врача. Шесть лет в университете! Но нет. Самое долгое – это учиться на музыканта. Сначала занимаешься музыкой всю школу, потом четыре года колледжа, затем консерватория или институт культуры, – говорит мама нашей героини Мария Латкина. 

Дочь поступает в Санкт-Петербургский государственный институт культуры. 

– Знаете, как говорят: если хор плохой – виноват дирижёр, если хороший – хор молодец. Мне хочется работать с хором, а для этого надо знать больше произведений, как они звучат. В институте хочу изучить характер в музыке, репертуар увеличить, разобраться, какого уровня произведения давать детям и взрослым, – делится Ирина.

Фото: Александра Берг/nao24.ru

На вопрос о чём мечтает, она отвечает с горящими глазами: чтобы в будущем в музыкальной школе появилось хоровое отделение. 

– Хор учит многому. Слышать других, послушанию – ведь нужно петь не так, как ты видишь произведение, а так, как того хочет дирижёр. Если один человек споёт радостно, а другой грустно – получится фальшь. Хор учит работе в команде, ведь все должны петь в унисон. Всё это важно не только в музыке, но пригодится и в жизни, – заключает Ирина Латкина.



Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments