" />
Общество 7-07-2021, 13:02

«Я приняла его как родного ребёнка». Рассказываем историю Тимура Канева

НАО24 продолжает рубрику #Ядругой@nao24. Мы поговорили с Натальей Каневой, бабушкой девятилетнего Тимура, мальчика с органическим поражением головного мозга.

Тимур на занятии в «Особом детстве». Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

Девятилетний Тимур Канев играет в детском уголке «Особого детства» и не издаёт ни звука. Все дети давно ушли с занятий, но для Тимура это не страшно: он сам себе компания. Мальчик не любит играть с другими детьми, предпочитает оставаться один.

— Тима, подойди сюда, — зовёт его бабушка Наталья. Тима начинает пищать и возмущаться на своём языке. Голос Натальи становится строже. — Чего ты пищишь? Скажи по-русски.

— Что уже домой? — медленно, но чётко выговаривает слова Тимур.

— Да нет же, просто подойди ко мне, — улыбается Наталья.

Мальчик бежит и кладёт свои тёплые детские ладошки ей на шею. Ему не нравится, когда говорят строго или ругаются. Если это произошло – спешит помириться.

— С таким диагнозом Тима должен быть глубоко умственно отсталым, а у нас умеренная степень из-за нечёткой речи. Он родился на седьмом месяце, был нежизнеспособным, но врачи совершили чудо. При рождении Тимур не дышал, из-за этого пострадал речевой центр. На физическом уровне он догнал своё развитие, посмотрите, какой великан! С речью есть проблемы, но он говорит, знает буквы, научился читать, — рассказывает Наталья. Внука она воспитывает сама, ей помогает сын – отец ребёнка. У Тимура органическое поражение головного мозга.

Тимур с бабушкой Натальей. Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

«Он заговорит позже»

До трёх лет Тимур рос обычным малышом. Медики уверяли: ребёнок может заговорить позже. Мальчика отдали в детский сад.

— Тогда все наши проблемы и вылезли наружу. Тимур не играл с детьми, сидел в стороне один. Мог начать громко кричать и никто не мог его успокоить. На самом деле он так пытался дать понять, что устал. Ему тяжело, когда вокруг много людей. Мы пошли к врачу, психиатр нам поставил диагноз. Его же нам подтвердили в Санкт-Петербурге, то есть мы начали верное медикаментозное лечение с первого дня, так бывает не всегда, — вспоминает бабушка.

Родители Тимура были слишком молодыми и не могли соотнести тяжесть диагноза со своим ребёнком. Наталья приняла внука как собственного сына, полностью перестроила свою жизнь.

— Раньше у меня была работа, из-за которой я часто бывала в командировках. Как-то я улетела на две недели, Тимур за это время дважды заболел. Очень ко мне привязан, хотя легко остаётся дома с папой, прабабушкой. Он не знает времени, но чувствует его: если я задерживаюсь, Тимур нервничает, — говорит Наталья.

В восемь лет Тимур пошёл в школу. Наталья вышла в двухнедельный отпуск, чтобы сопровождать внука в школу, помочь ему с адаптацией. На шестой учебный день Тима взял классного руководителя за руку, контакт был найден. В классе вместе с Тимуром занимается ещё четверо детей, трое ребят и девочка. У каждого из детей есть ассистент.

— В школе он выкладывается на все сто процентов: научился читать, ещё не зная букв! Просто запоминал, как пишутся слова, это называется глобальное чтение. Потом на звуковой азбуке мы выучили буквы. Также он умеет считать. Сейчас мы учимся держать ручку правильно, Тима левша и это даётся ему сложно, — отмечает собеседница. — Учителя в коррекционной школе – герои. У наших детей даже нет учебников по их программе, учитель всё ищет сам из разных источников, выдаёт им на уроках. Мы стараемся закреплять пройденное, если куда-то едем – я ищу варианты уроков сама и занимаюсь с ним.

«Механическая память доминирует над логической»

Тимур очень активный и шумный ребёнок: своими криками он показывает, что рад, расстроен или зол. Однако сам громких звуков не переносит.

— Я уже выучила его замашки, знаю, как переключить: нужно громко крикнуть или постучать, Тимур сразу понимает – что-то не так. Раньше у нас дома был свисток, в который я свистела, когда Тима разбалуется. Но он, хитрец, его спрятал, — смеётся Наталья.

С самого детства бабушка старалась привить внуку любовь к учёбе. Мальчик обожает книжки и журналы, много рисует, лепит из пластилина. Его день расписан поминутно: занятия в школе, продлёнка, посещение «Особого детства», выполнение домашних заданий.

— К игрушкам Тима равнодушен, зато мы не можем пройти мимо киоска Роспечати. Он взглядом выцепит нужный журнал, каждый раз разный: то детский, то о машинах, — отмечает женщина.

У Тимура своя комната, там он занимается и наводит свой порядок -  заправляет постель с утра, относит вещи в стирку, знает, как аккуратно сложить одежду.

Тимур на занятии в «Особом детстве». Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

— Переодеваться он любит! Ему нравятся разные яркие рубашки, но при этом для него важно постоянство: в четыре года я купила ему серую футболку с черепашками ниндзя, это была любовь! Мы носили её лет до восьми, она уже была короткой, в потёртостях, но никакую другую футболку он надевать не хотел, — говорит собеседница. — Сначала у нас под вопросом было заболевание аутистического спектра, но потом его сняли. Тима обожает смотреть на себя в зеркало, очень контактный – обнимет и поцелует, а дети-аутисты этого не переносят.

Сейчас у Тимура наблюдается большой прогресс в развитии: он выучил много слов и стал произносить их более чётко, знает наизусть несколько стихов, выстраивает простые логические цепочки.

— У Тимура нет проблем с памятью, он схватывает материал легко, но у таких детей мозг изучен не полностью: механическая память доминирует над логической. То есть он запомнит, что ему скажут, многое повторяет за взрослыми. Знает даже несколько ругательств, которые вставляет в нужной ситуации и ровно с такой же интонацией, как он когда-то услышал. Для нас сейчас важно развить логическую память, мы постепенно идём к этому: нужно Тиме достать что-то, что лежит высоко – он подставит стул и дотянется. Может выполнить несложную инструкцию-просьбу, — гордится успехами внука Наталья.

Как и многие современные дети, Тимур на ты с техникой. Однажды мальчик даже помог разобраться с телефоном пожилому мужчине, который никак не мог разблокировать подаренное детьми устройство.

Тима всё сможет

Тимур всё же подходит к бабушке по её просьбе. Наталья спрашивает:

— Тима, как зовут папу?

— Андрей Сергеевич. А я Тима, хороший мальчик, — немного невнятно, но вполне разборчиво отвечает ребёнок.

— Он всё понимает. Спрашиваешь его, где твои ботинки – покажет, а где папины – покажет на другие. Если кто-то чихнёт, он ответит — «будь здоров», после ванны скажет «с лёгким паром»! Если к нему найти подход, он раскроется и покажет всё, что знает и умеет.

На косые взгляды прохожих Наталья давно перестала обращать внимания. Если Тимур кричит на улице, она мягко говорит внуку быть потише.

— Я уверена, что после школы он сможет получить рабочую специальность. Да, не окончит вуз, не всем это дано. Мы стараемся развивать ребёнка по максимуму, медицина тоже не стоит на месте, так что всё получится, — заключает Наталья.


Тимур на занятии в «Особом детстве». Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments