Понимал, что отправляют на войну... Интервью с ветераном Афганистана Яковом Меньшаковым

В преддверии Дня защитника Отечества корреспондент НАО24 пообщался с человеком, который знает о войне не понаслышке. Героем нашего интервью стал ветеран Афганистана, ныне заместитель гендиректора – коммерческий директор Нарьян-Марского объединённого авиаотряда Яков Меньшаков

Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

Уроженец села Самино Архангельской области 19 месяцев служил в Афганистане, прошёл войну в составе 103-й Витебской гвардейской воздушно-десантной дивизии. Яков Меньшаков рассказал об условиях службы в Афганистане, опасностях, которые подстерегали советских солдат, и о том, как служба в далёкой южной стране помогла определиться с выбором профессии.

В 1986 году героя нашего материала призвали в армию – сначала привезли в Архангельск, потом Яков Меньшаков попал в учебный десантный полк в узбекский город Фергану. Полгода специальной подготовки, затем — Кабул.

– Тогда почти не освещались военные события. Никто толком не знал, что происходит в Афганистане. При этом я понимал, что отправляют на серьёзную войну. Меня это не пугало. У людей того поколения было такое воспитание, что трудностей не боялись. В то же время слабо представлял, что меня ждёт. Что восемнадцатилетний пацан может знать о войне? Только из рассказов дедушки я имел какое-то представление, – рассуждает наш собеседник. – Родителям не говорил до последнего. Когда ещё был в учебке, они не знали. Только когда в Кабул приехали, написал им, что в Афганистане. Поставил перед фактом. Отнеслись с пониманием. В письмах просили беречь себя.

По его словам, в 103-й Витебской гвардейской воздушно-десантной дивизии задачи выполняли самые разные: от сопровождения колонн до ведения боевых действий. У дивизии было много блокпостов вокруг Кабула.

– Постоянно патрулировали город. Подходили к местным, общались. В то время многие знали русский язык, обучались в Советском Союзе. Относились к нам по-разному. Кто-то ругал, кто-то нормально разговаривал. Хорошо общались с союзниками – местными солдатами. Они нас угощали пловом, рассказывали о своей жизни, – продолжает Яков Меньшаков.

Говорит, поначалу всё было в новинку. Удивляли дома – небольшие мазанки, аскетичный образ жизни тамошних людей. Многие передвигались на ослах и верблюдах, особенно на окраине. Часто подбегали пацаны и кричали «Бакшиш, бакшиш, дай бакшиш!». Просили подарки.

– Давали им сгущёнку, консервы, сухари, и они отставали. Было необычно, что местные жители имели частную собственность и много импортных товаров: джинсовые костюмы, магнитофоны, часы, - рассказывает о деталях наш собеседник.

Любопытно, что часто в Афганистан приезжали известные артисты: Валерий Сюткин, Людмила Сенчина, Владимир Винокур, Александр Розенбаум, Иосиф Кобзон и другие. Выступали прямо на плацу. Для исполнителей устанавливали сцену, подводили электричество. Перед концертом и после они общались с солдатами, давали автографы.

Яков Николаевич признаётся, что в то время уже не было открытых противостояний, когда сотни и тысячи солдат сражаются друг с другом. Война, по его словам, была партизанская, случались короткие столкновения небольших групп, враги организовывали засады, ставили мины.

– Самое опасное, когда транспорт в колонне попадает на мину, машины останавливаются, и по ним начинают стрелять со всех сторон. Однажды я ехал в составе колонны на БТР. Один из грузовиков впереди заглох, пришлось его объезжать. Первыми двигались мы на БТР, а по нашему следу шёл бензовоз. Внезапно я услышал взрыв, прошла взрывная волна. Наш БТР проехал по противотанковой мине, но нам повезло, она не сработала. А когда проезжал бензовоз – взорвалась. У машины оторвало колесо. Там был один водитель, его выкинуло из кабины и контузило. Повезло, что бензовоз был полный, если бы там была только половина, то взорвался, – вспоминает тот непростой эпизод из своей жизни герой нашего материала.

Чем стал Афганистан для Якова Меньшакова? На этот вопрос он отвечает просто: это была закалка характера:
– Мы учились преодолевать постоянные трудности. Война – это не только стрельба, в основном это физический труд. В горах тяжело дышать, особенно когда на тебе 30–40 килограммов обмундирования. У меня одна радиостанция весила 18 килограммов плюс запасные аккумуляторы, вода, боеприпасы, дополнительная одежда. Иногда надо было часами подниматься в гору, а потом строить укрепления, рыть окопы, долбить грунт, обкладывать камнями боевую позицию. У меня были хорошие командиры. Особенно командир дивизии. Был, что называется, за солдат горой. Снимал с офицеров стружку, если кто-то из солдат по глупости погибал. Командиры наши понимали, что человеческая жизнь бесценна, и всем надо вернуться домой. Прямо так нам и говорили: «Никуда не лезьте, вас дома ждут».

Яков Меньшаков из Афганистана уехал в звании старшины. В дивизии был заместителем командира взвода, в его подчинении находилось 15 человек. Был награждён медалями «За боевые заслуги» и «За отвагу». Через полтора месяца после возвращения домой прошёл медкомиссию и написал заявление на поступление в Кременчугское лётное училище.

По словам нашего героя, желание поступить в училище появилось ещё в Афганистане. Достаточно часто приходилось участвовать в боевых действиях с применением авиации, в том числе вертолётов МИ-8:
– Мне нравились эти вертолёты. Ещё был сослуживец, дом которого находился недалеко от Кременчуга. Он рассказывал про училище, и среди нас несколько человек захотели стать лётчиками. В итоге, насколько знаю, поступил только я. После окончания училища в 1991 году попал в Нарьян-Мар и вот уже 28 лет работаю здесь. До сих пор летаю.

Яков Меньшаков признаётся, что после возвращения домой внимательно следил за тем, что происходит в Афганистане. Однажды проснулся и услышал знакомый голос по телевизору. Оказалось, сослуживец давал интервью. В той передаче многих показывали из его батальона. Позже он узнал, что там погиб один хороший товарищ по оружию...


Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments