" />

Тундры вечный зов

В Международный день музыки о своём творческом и жизненном пути рассказывает профессиональный ненецкий оперный певец Гавриил Лагей.



Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru 

Скажем сразу, что журналистов Гавриил Ильич не жалует. Избалован вниманием тружеников пера, поэтому крут иногда бывает. Но на интервью с корреспондентом НАО24 согласился легко. Лучшей рекомендацией стало общение со знаменитой ненецкой учёной Марией Бармич, интервью с которой выйдет в канун Дня учителя. К Марии Яковлевне оперный певец относится с большим уважением и любовью.

Роскошными декорациями к интервью стал июльский Санкт-Петербург. Это лето в столице белых ночей было необыкновенно жарким. Старинные здания, Летний сад, набережная Фонтанки, неспешно курсирующие по каналам нарядные водные трамвайчики и красное золото заката задали интервью особую тональность.

- Отсюда начинался Санкт-Петербург, административный и культурный центр империи, - сценически отточенным движением  обводит окрестности Летнего сада Гавриил Ильич. – Отсюда же началась культурная жизнь новой России. Так называемый крест, в котором сконцентрированы исторические эпохи – самое любимое место в Санкт-Петербурге. А в Париже оно находится там, где есть круассаны! – смеётся мужчина искренне, как мальчишка. – Очень я их люблю. А в Италии любимое место там, где есть эспрессо! Но если серьёзно, то сам порой удивляюсь своей судьбе. Как так получилось, что мальчишка из северной глубинки, где топят печи дровами и готовят еду на талом снегу, оказался в центре мировой цивилизации и увидел воочию то, что раньше видел только на картинках в школьных учебниках?  

Мой спутник отмечает, что окружающее пространство похоже на Италию, в частности на Венецию, с её живописными каналами. Спорить не будем, ведь в Европе Гавриил Лагей бывает чаще, чем на своей исторической родине – в Байдарацкой тундре.

– На Ямале не был уже лет девять,  – говорит мужчина. – Скучать можно по тем местам, где у тебя есть якоря. А у меня на малой родине практически никого не осталось.  К сожалению, нет уже Сусой Елены Григорьевны, как и композитора Няруй Семёна Николаевича, не осталось ненецких поэтов. И в Петербурге нет уже прекрасных людей, которых знал близко: ушли из жизни Лидия Дмитриевна Гладкая, Глеб Горбовский. Нет уже моих профессоров, которые учили в консерватории: Нины Александровны Серваль и Киры Владимировны Изотовой. Из близких по духу людей, которых очень ценю, есть Мария Яковлевна Бармич, которую всегда стараюсь навещать по возможности.

 Потихоньку двигаясь к площади Восстания, мы проходим дом знаменитого русского оперного тенора Собинова, что стоит на Гороховой улице. За интересным разговором и неспешной прогулкой незаметно оказываемся в разных знаковых местах культурной столицы.

– Мои юношеские годы пришлись на непростые 90-е, я жил в том самом бандитском Петербурге из телевизионного сериала, – говорит Гавриил Лагей. – Но меня происходящее не очень касалось, я учился в консерватории и был полностью погружён в музыку. Кроме того, уже в годы студенчества очень много гастролировал по всей стране.

1996 год. Фото: Приуральский районный краеведческий музей

В Нарьян-Маре   профессиональный ненецкий оперный певец бывал неоднократно. Например, на гала-концерте конкурса ненецкой песни «Сава сё-2013» («Дивная мелодия») он  исполнил несколько песен, однажды даже выступал на юбилее старейшей в регионе газеты «Няръяна вындер».


На концерте в Нарьян-Маре. Фото: Чумотека

– В Нарьян-Маре нравится его некоторая закрытость, туда только самолётом можно долететь, как поётся в песне, – отметил собеседник. – Благодаря этому он сохранил идентичность маленького северного города со своим укладом, когда сосед соседа знает. В отличие от Салехарда, который сильно изменился. В Нарьян-Маре есть великая река Печора и намывной песок. В этом смысле северные столицы похожи, ведь Петербург тоже стоит на намывной почве. Последний раз в столице НАО был пару лет назад, но обязательно вернусь туда ещё. 


Автографы для нарьянмарочек. Фото: Чумотека

Особую роль в судьбе будущего оперного баритона сыграл патефон, который подарили отцу Гавриила, лучшему оленеводу. Пластинки Шаляпина, Лидии Руслановой и старинного «Марша егерского полка» ему нравились больше всего, хотя ненецкий мальчишка знал тогда лишь некоторые русские слова. В пять лет после гибели родителей Гавриил Лагей остался круглым сиротой. Через год в интернате  талантливый голосистый мальчик стал участником всех праздников, с гастролями объехал почти весь Советский Союз. После школы окончил музыкальное училище в Кирове сразу по двум отделениям: дирижерско-хоровому и вокальному. Затем была служба в Советской армии. Через год  в звании гвардии сержанта Гавриила  перевели в Москву в ансамбль песни и пляски. Знаковой в судьбе вокалиста стала учёба в Ленинградской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. Сейчас Гавриил выступает на самых разных сценах по всему миру, не связывая себя с одним театром или местом. Так дала знать о себе кочевая ненецкая кровь.

– Я не считаю себя человеком, который сам себя сделал, – говорит Лагей. – То, что я из себя представляю сейчас – огромная заслуга хороших людей, которых мне повезло встретить на жизненном пути. Сердечно благодарю моего первого учителя Анатолия Ивановича Бугрова в Кирове, великую певицу Нину Александровну Серваль и многих-многих других.  Спасибо простым людям за то, что помогали деньгами мне тогда, бедному студенту. Нужно уметь быть благодарным. Мне дали шанс, который, надеюсь, удалось использовать.

 Скорым лёгким шагом Гавриил меряет питерские улицы, только успевай. За интересной беседой время летело незаметно.  

– Люблю ходить, – говорит мой спутник. – Так для себя открываю новые страны и города. Назови любую улицу в Москве, и я скажу где что находится. Это, наверное, из моего тундрового детства осталось – пройти каждую кочку своими ногами, чтобы знать каждый цветущий кустик морошки или птичье гнездо.  

 Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru 

В географии его концертных выступлений: Франция, Италия, Испания, Япония, Швейцария, Великобритания, Нидерланды, Австрия, Швеция, Норвегия, Финляндия и другие. А какой у Гавриила Лагея любимый оперный певец, логичнее было спросить на улице Чайковского, где мы вскоре оказались.

 - Это итальянский тенор Франко Корелли! – без промедления отвечает мужчина. – Мы с ним родились в один день, 8 апреля. И он такой же пиджак носил, как я потом купил, – смеётся Гавриил Ильич. – Я дирижёр-хоровик, хорошо знаю музыкальную литературу, поэтому любимого композитора выбрать затрудняюсь. В каждом из них есть что-то. К сценическому амплуа отношусь спокойно. Я профессионал, для меня поставленная задача – это вызов, с которым надо справиться. Когда учился в консерватории, меня приглашали на режиссёрский факультет к Элему Климову, потому что по актёрскому мастерству у меня было пять с плюсом и в голове всегда есть какой-то сценарный план.

 В 1999 году Лагей выпустил компакт-диск «Зов. Музыка Севера», в 2004 году –  компакт-диск с произведениями «Фигаро», «Love Me Tender», «Бубен шамана».  Весной 2007 года выпустил диск «Ненец», куда вошли десять разнообразных по стилю композиций, начиная от арии Фигаро и русского романса и заканчивая роком.

В России о Лагее заговорили после выхода в свет сингла «Фигаро». Над знаменитой оперной арией работали финский рэппер Томми из Don Johnson Big Band, группа «Deadушки» и Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии. В итоге одна из самых технически сложных партий – каватина Фигаро из оперы Россини – получила новое и свежее звучание.  

 

Интервью завершилось в арт-кафе «Сундук» на Фурштатской.

 – Для меня простой круассан и кофе ничто в мире не заменит. Но с удовольствием сейчас бы отведал печорской сёмги или морошки, – говорит Гавриил Лагей. –  Сейчас я просто живу, наслаждаясь каждым мгновением. Сделал себе капитал не в смысле денег, а людей, которых ценишь, а они ценят тебя в ответ. Нравится путешествовать и получать эмоции, ведь мы, ненцы – люди эмоциональные при всей своей сдержанности и закрытости! Лучшее место на земле это река Щучья, где я провёл своё детство и похоронил своего отца. Своеобразный рай, куда стремлюсь. Но делаю это кругами, через Европу, Москву и Питер, набираясь впечатлений, выпивая жизнь большими глотками. Много чего уже попробовал, но место возле реки Щучья манит меня своей первозданностью и чистотой. Когда настанет время, уеду туда. Такой поворотный круг – вернуться в то место, откуда ты есть.  Вечность там, где стоит крест на могиле отца. Где бы я не находился, это место всегда в моей голове.  





Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments