" />

«Прогноз погоды на месяц никогда не бывает точным». Как работает объединённая гидрометеорологическая станция Нарьян-Мара?

23 марта отмечается Всемирный день метеорологии. Накануне профессионального праздника мы поговорили с начальником объединённой гидрометеорологической станции Нарьян-Мара Людмилой Севастьяновой

Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

Десять минут до выхода из дома. Ежедневный ритуал: посмотреть «Гисметио» или виджет на телефоне, чтобы определиться, какие надеть ботинки, что выбрать: пальто или тёплую куртку? За таким утренним действием каждого человека стоит масштабная и сложная работа метеорологических служб.

– Метеорология – фактическое наблюдение за погодой. На объединённой гидрометеорологической станции Нарьян-Мара работает пять метеорологов, которые наблюдают за погодой каждые 15 минут, круглосуточно. У этих специалистов не бывает выходных дней, за 12-часовую смену дежурный метеоролог сдаёт четыре синоптических срока, в которые будет закодирована погода за каждые три часа. То же делает ночной метеоролог. Далее эти телеграммы мы передаём в Архангельск, где другие специалисты, синоптики, обрабатывают данные и составляют синоптические карты – прогноз погоды на три дня, – объясняет начальник объединённой гидрометеорологической станции Нарьян-Мара Людмила Севастьянова. В системе Росгидромета она работает уже более пяти лет.

Арктика зовёт

Со школы Людмила любила географию, поступила на факультет географии и геоэкологии Северного арктического федерального университета. Первое теоретическое знакомство с Арктикой началось во время курсовой работы. Все интересные темы расхватали и Людмиле досталась тема «Классификация льдов и их разновидности».

– Я тогда так расстроилась, что мне попалась эта тема, но стала писать работу и поняла, что мне это интересно! Затем во время учёбы в САФУ я попала в арктическую экспедицию, уже на десятый день я поняла, что хочу работать в системе Росгидромета. Вернувшись из экспедиции, я устроилась в Северное управление по гидромониторингу окружающей среды, стала работать на полярных станциях, – вспоминает Людмила Севастьянова, – затем меня перевели в Нарьян-Мар, здесь я работаю уже третий год. Я фанатично предана Гидрометеослужбе, мне не нужно другого места работы. Если я что-то не понимаю – учусь. Сейчас – на заочном факультете океанологии в Санкт-Петербурге. Мне это интересно! Думаю, это не последнее моё образование.

Семья Людмилы к работе дочери на полярных станциях отнеслась негативно: как это, год быть в экспедиции за полярным кругом, без йогуртов и яблок? Неженское дело. Но Людмилу было не остановить. В одной из экспедиций она познакомилась с будущим мужем, сейчас он работает в Антарктиде, тоже в системе Росгидромета.

– Мне бы очень хотелось побывать в Антарктиде как специалисту, но есть такое негласное правило: женщин в Антарктиду не берут. Так и живём пока, муж за южным полярным кругом, я за северным, – улыбается Людмила.

«Не тучи – а облачность, не градусники – а термометры»

Нарьян-Марская гидрометеорологическая станция – небольшое здание в районе старого аэропорта. Здесь работают метеорологи, гидрологи, аэрологи, агрометеорологи. Штат – 25 человек, включая обслуживающий персонал, инженеров. Отсчёт времени здесь идёт иначе: метеорологическая станция живёт по всемирно скоординированному времени, минус три часа по Москве.



Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

– Метеорологи смотрят за погодой, составляют синоптические сроки – это кодировка цифр. Нам не нужны слова, мы не пишем «шёл сильный снег», метеоролог знает код: снег – 71, видимость более 20 км – 98. В телеграмме много таких цифр, по ним метеорологу всё видно и ясно. В сутки мы отправляем восемь таких телеграмм, они важны для жизнедеятельности населения, – говорит Людмила.

Прогноз погоды запрашивают разные организации, например, ПОК и ТС, когда принимает решение о включении и отключении отопления в жилых домах.

– Метеорологов часто путают с синоптиками, спрашивают: какая будет погода? Но метеоролог не может этого знать, это не входит в его круг обязанностей. Прогнозом погоды занимаются синоптики, прогнозисты. Иногда к нам приходят устраиваться на работу и говорят: температуру я смогу посмотреть по градуснику. У нас нет туч и градусников, у нас облачно и термометры, – улыбается Людмила.

Кроме наблюдения погоды каждые 15 минут, метеорологи ежечасно записывают погоду в специальный журнал. Заглянув в него, можно узнать, какая погода была в 15 часов 23 апреля 1991 года. Это делается для расчёта среднесуточной, затем – среднемесячной и даже среднегодовой температуры. Так формируется понятие нормы.

– Норма – многолетняя величина. Мы складываем данные, какая температура была в какой месяц и год, затем делим на количество лет, получается средняя величина. Каждый год мы формируем научно-технический отчёт, где сравниваем средние величины. В этих отчётах видно, что с каждым годом у нас теплеет и теплеет. Понятие нормы фигурирует и в долгосрочном прогнозе погоды: прогноз на месяц не может быть верным, там берутся усреднённые данные за много лет, суммируются, делятся, выводится примерная температура, – рассказывает героиня нашего материала.

Гидрологи Нарьян-Марской метеостанции занимаются наблюдением за крупными – Печорой – и мелкими – Колвой, Сулой – реками.

– У нас в округе есть восемь гидрологических постов. На каждый пост дважды в сутки приходит наблюдатель и проверяет уровень воды. Когда идёт ледоход, наблюдатель проверяет уровень воды каждые два часа. Также большинство постов трижды в месяц измеряют расход воды – количество воды, которое прошло в секунду времени через квадратный метр, – рассказывает Людмила.

Далее она показывает: расход воды измеряется с помощью гидрометрической вертушки. Простыми словами, это «кораблик с винтом». Винт крутится, на кораблике установлены специальные приборы, которые фиксируют необходимые данные.

Аэрологи занимаются вертикальным зондированием земли. В 14.30 с объединённой гидрометеорологической станции запускается радиологический зонд на оболочке. Условно это воздушный шар, к которому привязана пенопластовая коробочка с установленными датчиками температуры и влажности. Этот «воздушный шар» поднимается на 20-30 километров (чем теплее – тем выше), раздувается до размеров одноэтажного здания и… лопается. До того момента, как оболочка лопнула, аэрологи успели собрать все данные на свой компьютер.

– У нас не бывает пропусков и задержек по времени запуска. С 14.30 до 14.35 для нас выделен воздушный коридор, в это время в небе над Нарьян-Маром нет самолётов. Если мы запустим радиологический зонд на оболочке раньше или позже, то может случиться авиакатастрофа. Если у нас всё же произошла задержка, то мы звоним в аэропорт и узнаём, когда можем запустить оболочку. Когда данные собраны, мы определяем тропопаузы, в ней отсутствуют сильные ветра. Когда вы летите в отпуск, вам говорят: самолёт полетит на высоте 10,2 тыс. метров – это тропопауза. Тропопауз может быть одна или две, они меняются каждые сутки, – объясняет Людмила.



Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

Агрометеорологи занимаются изучением почвы: её промерзанием, образованием ледяной корки. Эти исследования показывают, в какой фазе вышли растения, сохранилась ли кормовая база для животных.

«Температура отличается на 0.1 градуса?»

Рабочий день Людмилы начинается в 8.30. Первым делом – проверка погоды, через десять минут уже начнутся первые звонки от организаций: какая температура воздуха, скорость ветра?

Характер работы на метеостанции не всегда кабинетный. Так, каждый месяц сотрудники выезжают за 50 км от Нарьян-Мара – брать пробы воды и измерять расходы профилографом в зависимости от сезона. Есть возможность отправиться в экспедиции, сейчас один из гидрологов работает на Ходоварихе. В такой работе есть своя романтика, однако, близка она не каждой девушке.

– Для работника Росгидромета важны пунктуальность, ответственность, добросовестность. У нас даже если на 0.1 градуса температура отличается, мы должны это фиксировать. Мы не можем сказать: «Какая разница?». Есть разница. Представляете, на всех пунктах будет погрешность на 0.1, сразу будет другой прогноз погоды. Сотрудник должен быть заинтересован в работе, на мой взгляд, – говорит Людмила. – В Нарьян-Маре работа динамичная, самое сложное время – ледоход, мы в постоянном контакте с разными организациями, с МЧС. Когда я очень устаю, я скучаю по экспедициям. Вспоминаю о маленьких метеостанциях, где нет никакого ледохода, потому что рядом – океан…


Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments