ИГОРЬ КОШИН: «ЧУЖИМ СРЕДИ СВОИХ СЕБЯ НЕ ЧУВСТВУЮ»

Большое интервью Губернатора Ненецкого автономного округа Игоря Кошина для NAO24.RU

Игорь Кошин – один из немногих российских губернаторов, которые являются местными в регионах своего руководства. Местный – не значит свой. Примерно так можно оценить сегодняшние позиции 43-летнего руководителя, спустя три года после вступления в должность. Об этом свидетельствуют и последние публикации в федеральных СМИ, где Кошину предрекают скорую отставку в числе еще примерно десятка глав российских регионов. Среди причин – низкий уровень доверия населения. Такие же результаты показывает социология – отношение к политике губернатора среди жителей Ненецкого автономного округа носит, мягко говоря, критичный характер.

- Игорь Викторович, не возникает ощущения, что сегодня вы – чужой среди своих?

- Не возникает, и надеюсь не возникнет никогда. Я не могу чувствовать себя чужим там, где вырос, где провел большую часть жизни, где со многими знаком лично. И, что особенно важно, могу совершенно открыто смотреть в глаза людям. Это для меня важнее, чем популярность как таковая, ценнее рейтингов. Знаете, если говорить о падении уровня доверия со стороны населения, я могу провести совершенно четкую параллель между этой «кривой» и снижением доходной части окружного бюджета. Они друг с другом увязаны напрямую – снижаются доходы (а вместе с ними, соответственно, и расходы), падает уровень удовлетворенности собственной жизнью, падает доверие к власти. Это вполне закономерный процесс. Говоря о причинах падения доходов, а они только в 2016 году у нас в округе снизились на треть (вместо 18 собрали 12,9 млрд. рублей), мы же все прекрасно понимаем, что к этому привело кратное снижение цен на нефть – это наш главный риск, и мы с ним столкнулись.


- Получается, что этот риск никто не просчитывал, и округ молчаливо как минимум с десяток лет дожидался и дождался-таки своих «черных лебедей»?

- Мы действительно очень долгое время не считали нужным просчитывать перспективные риски. Я совершенно осознанно говорю сейчас «мы», потому что не первый год являюсь лицом, принимающим решения в отношении социально-экономической жизни Ненецкого округа, и не снимаю с себя ответственности за происходящее в регионе. Да, вы правы абсолютно, рухнувшие цены на углеводороды – это наш «черный лебедь» и, к сожалению, он принес нам больше угроз, чем возможностей. Дожидались ли мы его прилета, сидя сложа руки? Я бы не был так категоричен. Давайте справедливости ради признаем, что «прививки» нашему бюджету мы начали делать, начиная с 2014 года. Тогда сократили количество органов власти с 23 до 14, уменьшили количество чиновников, и на начало года эти сокращения составили почти 25%. Приняли наделавший много шума 95-й окружной закон, благодаря которому сосредоточили сложные для исполнения муниципалами полномочия на более высоком, региональном уровне. Давайте будем объективны: когда финансирование, к примеру, системы образования фактически идет из окружного бюджета, а доходит до школы, преодолевая муниципальный фильтр, – это излишне заформализованная система. При которой, кстати, в 2014 году 20 % девятиклассников не смогли сдать ГИА по математике. Это, на мой взгляд, простой показатель неэффективности системы.
Как мы относились к деньгам при их избытке? Приведу всего три цифры: в конце 2011 года на счетах органов власти (как муниципальных, так и региональных) оставалось 3 млрд неосвоенных рублей, в 2012 – 3,9 млрд, в 2013 – 3,3 млрд. Это стоимость порядка 30 километров дороги до Усинска. Это не построенная школа в поселке Искателей, дом культуры в Нельмином Носе. Можно продолжать эти сравнения. В Ненецком округе денег было столько, что их просто на просто не успевали тратить. Если говорить о сельском хозяйстве, то на протяжении ряда лет финансирование отрасли происходило по принципу «покрой убытки и спи спокойно». О развитии речи не шло. Все проблемы «заливались» деньгами. Это привело к тому, что при наличии достаточных финансовых средств на развитие экономика округа стагнировала. Это означало одно – систему необходимо менять.

- Вам не кажется, что регион не был готов к переменам такого масштаба, тем более, что реформы происходили одновременно в разных сферах? Для размеренно живущего Ненецкого округа это стало серьезным шоком.

- Согласен, реформ было много, для нашего региона, наверное, даже слишком много. Но я не считаю, что реформа сама по себе является проблемой, потому что цель любой реформы – это повышение качества жизни, сокращение государственных расходов и увеличение доходов. Почему перезагрузка в Ненецком округе проходит сложно? На этот вопрос сам себе я дал ответ недавно – слишком мало общался с людьми и практически не объяснял им свои действия. Дважды, начиная с весны, встречался с многодетными семьями. Стартовали в апреле с довольно «высокого» градуса общения. После второй встречи могу уверенно сказать: мы друг друга слышим и вопросы решаем совместно. Одной из тем было введение софинансирования при оплате дополнительного образования. На самом деле, мы ставили перед собой задачу не сэкономить средства бюджета (поверьте, там не те цифры), а хотели понять, сколько детей в округе реально посещают кружки и секции. Выяснилось, к сожалению, что в некоторых учреждениях дети были просто «нарисованы», по факту они туда не ходили. Буквально на днях встретился с активом регионального отделения Союза пенсионеров, рассказал об экономической политике,  все по полочкам разложили и разобрали. В финале услышал: если бы нам об этом рассказали год назад, у нас бы не было вопросов. Получается, не доработал сам в этой части, и команда не сработала должным образом.



- За три года вы не единожды меняли состав своей команды. Не справляются с поставленными задачами или причина в чем-то другом, в недоверии, например?

- Ротация – это нормальный, на мой взгляд, процесс. Да, за три года поменялось многое в управленческой команде. По большому счету, главной причиной замен становилось следующее: люди не всегда готовы нести груз ответственности, на них возложенный. Согласитесь, куда проще при профицитном бюджете сидеть и распределять по статьям деньги. Нам же пришлось работать в режиме повышенной активности. В декабре прошлого года сам сидел и в ручном режиме расписывал бюджет: зарплаты бюджетникам, льготная дорога, другие первоочередные платежи. Сидели ночами, в прямом смысле слова. Не все оказались готовы к настолько ненормированному графику работы. Кто-то честно в этом признался, по кому-то пришлось принимать решение. Кроме того, не всегда при формировании основного состава администрации нужно основываться только на профессиональной компетенции. Ты можешь быть непревзойденным специалистом в своей сфере, но твоим хобби при этом является футбол в том его понимании, когда ты «футболишь» людей с их проблемами. Таких я в своей команде не задерживаю. Для меня, как, думаю, и для любого руководителя, важна эффективность в работе каждого члена команды. Решил незначительную в масштабах округа проблему одного конкретного человека – достиг эффекта. Привлек дополнительные средства в бюджет (кстати, здесь показатель эффективности вполне серьезный – с 200 млн рублей, привлеченных из федерального бюджета в 2014 году мы «выросли» до 1,5 млрд. в 2016) – молодец.

- Компетенция – наша новая нефть. Эта Ваша фраза уже разошлась на цитаты. Вы реально считаете, что округ способен соскочить с нефтяной иглы?

- Все, что я считаю реальным, – это создать условия для того, чтобы в случае падения цен на нефть наш округ не впадал в глубокий финансовый кризис. Нет, я не волшебник, и ни я, никто другой не сможет ни за год, ни за десяток лет избавить сырьевой регион от этой зависимости. Но снизить нагрузку на бюджет мы должны. Много раз повторял: из 8 тысяч работников нефтяной отрасли жителей НАО от силы человек 500. Что это, как не отсутствие компетенций? Нет операторов по добыче нефти и газа, значит, давайте их готовить. Причем здесь, на месте. Почему мы учим наших детей, рисуя мелом на доске, когда весь мир уже давно перешел к специальным модулям, приближенным к реальной нефтяной скважине? Мне, признаюсь честно, было стыдно смотреть в глаза пацанам, которых обучают вождению на вездеходах производства тех годов, когда я только родился. Мы перезагружаем систему профобразования полностью. Мы больше не готовим тех, кто не востребован на рынке. Я абсолютно убежден, что, готовя специалистов для нефтяной отрасли, мы частично сможем снизить нагрузку на бюджет. У нас сегодня 53% работающих заняты в бюджетной сфере. Именно поэтому при снижении доходов люди ощущают это на себе. Если переформатировать структуру занятости и хотя бы небольшую долю переориентировать на частный сектор, будет легче пережить любой кризис.

- Вы всячески поддерживаете все инициативы, которые направленны на переход от бюджето-ориентированной модели развития региона к свободному рынку. Что это в большей степени - диверсификация рисков или развитие человеческого потенциала?На самом деле считаете, что «увести» людей в бизнес реально?

- Я сегодня знаю, как минимум по имени, многих, кто решил за последние три года открыть свой бизнес. Знаю потому что все они получают государственную поддержку. Таким пакетом государственных гарантий как в Ненецком округе мало где могут похвастать. Гранты, микрозаймы, лизинг – всем, кто готов рискнуть и начать свое дело, мы помогаем. Сейчас рассматриваем возможность предоставления инвестиционной субсидии. В ней нуждаются те, кто занялся сельхозпроизводством. Поддерживаем аграриев – даем субсидию на конечный результат, на каждый литр произведенного молока или на килограмм сданного на окружное перерабатывающее предприятие мяса оленя. Только при такой заинтересованности речь может идти о развитии. Результат такого подхода вполне измерим и осязаем: СПК «Путь Ильича» и «Рассвет Севера» построили свои убойные пункты, потратив на это вполовину меньше, чем могло бы потратить государство. В Коткино уже построили новую ферму на 400 голов, Ненецкая агропромышленная компания начала строительство телятника в Тельвиске. Сегодня наши хозяйственники не пишут заявки в бюджет на финансирование строительства, они наращивают производительность, чтобы получить как можно больший объем субсидий, а прибыль направляют на развитие производства, на стройки, на обеспечение достойной зарплаты дояркам и оленеводам.
Мы не переведем весь бюджетный сектор в предпринимательство. Да и цели такой нет. Не скажу, что сделали прорыв по пути вовлечения людей в бизнес. Но хотелось, чтоб пример молодых ребят из Неси, которые два года назад начинали с того, что купили двух коров, а сегодня стадом из 38 голов обеспечивают все село молоком и сметаной, становился заразительными. В хорошем смысле.
Рискую получить звание «капитан Очевидность», но ведь это совершенно точно:  чем меньшей будет нагрузка на бюджет, тем больше школ мы построим, дорог реконструируем, и тем больше средств будет у нас на социальные выплаты. Отвечая на ваш вопрос, скажу, что для меня этот процесс в первую очередь  связан с диверсификацией экономики в регионе, нацеленной на развитие новых отраслей.


- Не могу не коснуться еще одной темы, которая не сходит с повестки, а с приездом в августе полпреда Президента Николая Цуканова и просто была в топе новостей – долгострои. Причины всем понятны – безответственность подрядчиков, отсутствие должного контроля со стороны заказчиков. Тем не менее, «замороженную» на три года школу в Красном достроили практически за месяц. Что раньше мешало?

- У одного популярного писателя есть такая фраза: «возможно все, на невозможное просто требуется немного больше времени». Достроили, но времени в этом случае, конечно, было упущено непростительно много. Школа в Красном – пример ручного управления, которое пришлось применить. По три раза в неделю ездил на этот объект, достроили, наконец. Искать правых и виноватых в этой истории не хочу и не буду, для этого есть правоохранительные органы. Урок для себя вынес серьезный. Надеюсь, что не только я.
А если разбираться в причинах долгостроев в НАО, то одной из главных (помимо ответственности строителей и должностных лиц) считаю сложность в реализации на территории округа законодательства в сфере закупок. Труднодоступным регионам, таким как округ, реализовывать его очень сложно: малейший просчет при завозе стройматериалов и все, год пропал, жди следующего. Так случилось при строительстве школы в Нижней Пеше: баржа с материалами затонула - новоселье для школьников сдвинулось на целый год.
Именно поэтому перезагрузили строительную отрасль. Сегодня наш домостроительный комбинат доказал, что произведенные здесь, на месте, стройматериалы сокращают сроки строительства объектов на годы. Не люблю бежать впереди паровоза, но уверен: детский сад в районе Авиаторов будет сдан в эксплуатацию в ближайшие дни.

- Игорь Викторович, возвращаясь к разговору о проведенных реформах, скажите, если вернуться назад на три года, предположить, что цена на нефть прилично за сотню, стали бы что-то менять или плыли по привычному для округа течению?

- Единственное, чего бы не стал касаться, – это социальные выплаты населению. Мы вынуждены применять принцип нуждаемости, выявлять наиболее незащищенных наших граждан и помогать им. Вынуждены не только потому, что так живут сегодня все регионы, а потому что доходы в нефтеносном НАО упали, как я уже говорил, вместе с ценами на нефть. Если раздувать социалку и дальше, то на строительстве домов, школ, детских садов, дорог можно просто ставить крест. Не думаю, что наши дети будут нам за это благодарны. 



- Представим, что нефть начала расти в цене. Первое, что вы сделали бы?

- Она уже выросла в цене по сравнению с прошлым годом. Первое, что мы уже сделали, – проиндексировали доплаты к пенсиям, увеличили ежемесячные выплаты ветеранам войны и труженикам тыла, ветеранам труда, на 15% увеличили детские пособия, через неделю дадим реальную возможность людям начать улучшать свои жилищные условия через 1%-ю ипотеку. Сегодня в повестке – повышение зарплат работникам бюджетной сферы, это коснется не только тех, кто попадает под указы Президента, но и остальных бюджетников.
Вообще я не любитель сослагательного наклонения в работе. Курс определен – развитие производства и повышение качества жизни людей. По нему округ идет. И если вернуться к началу нашего разговора – падение рейтингов, политическая выживаемость и прочее, то я все таки сторонник выживаемости и развития региона, руководство которым мне доверил глава государства, назначив исполняющим обязанности губернатора, а после доверили жители НАО. Перед ними я отвечаю не за свою выживаемость, а за жизнь – на качественно высоком уровне – своих земляков. Если кто-то может делать это лучше, буду рад за округ.


Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments