Источник 7x7

Экс-глава Коми получал 1,5 млн рублей в месяц на представительские расходы

В этом признался бывший губернатор Республики Владимир Торлопов


Фото: Кирилл Затрутин / 7x7-journal.ru

В Замоскворецком суде Москвы на процессе по уголовному делу в отношении бывшего руководства Коми обвиняемые продолжают давать показания. Их обвиняют в хищении активов, отмывании денег и получении взяток. В ноябре показания дал губернатор Коми в 2002  2010 годах Владимир Торлопов, которому предъявили обвинение в создании преступного сообщества вместе с Гайзером и Зарубиным. Расшифровку показаний опубликовал портал «7х7». 

 
Человек из СССР

Бывший глава Коми и экс-сенатор от республики Владимир Торлопов (в должности главы проработал с 2002 года по 2010 год) заявил, что подтверждает показания, которые дал на предварительном следствии, и начал излагать свою версию событий. По его словам, словосочетание «преступное сообщество» он впервые услышал на следствии, где ему задавали вопросы, а он отвечал, и в результате получилось так, что он не только состоит в этом сообществе, но и руководит им. 

Торлопов считает, что следователь сделал такой вывод по формальным признакам и попросил судью и присутствующих на заседании понять его «как человека, сформировавшегося в СССР». По его словам, он всегда доверял сотрудникам правоохранительных органов и всегда прислушивался к их рекомендациям и советам. С некоторыми силовиками у него сложились дружеские отношения, они бывали у него в гостях ещё задолго до того, как он стал главой.  

Обвиняемый отметил, что не давал никаких преступных распоряжений, не получал их и сам не исполнял, а если бы что-то такое было, принял бы все меры, чтобы это незамедлительно пресечь. Ничего плохого про нынешних обвиняемых он сказать не может. 

— Они реально помогали мне в своё время как главе вытащить республику из той финансовой пропасти, в которой она была к началу 2002 года. Нам удалось это сделать, хотя мало кто верил, что получится, — рассказал Торлопов. 

Вячеслав Гайзер, по его словам, был высококлассным специалистом в финансовой сфере и бюджетных вопросах и одним из лучших управленцев в этой сфере в стране. Алексей Чернов тоже был высококлассным управленцем с широкими знаниями и навыками политического и организационного управления, в том числе в выборных процессах и взаимодействии со СМИ. Обоим он доверял и поддерживал рабочие отношения. 

Торлопов утверждает, что предприниматель Александр Зарубин (по версии следствия, — организатор преступной группы, эмигрировал из России, объявлен в розыск) никогда не обращался к нему с просьбами или указаниями и не просил лоббировать его интересы в республике. Денежные отношения с бизнесменом носили личный характер — он оказывал Торлопову финансовую помощь. 

Завершив показания, Торлопов отказался отвечать на вопросы и сослался на ст. 51 Конституции России. После этого показания обвиняемого, которые он давал на следствии, зачитало гособвинение. 


Эволюция показаний

На первых допросах Торлопов давал показания как свидетель и рассказывал, что не помнит, как познакомился с Зарубиным, но позднее пригласил его на должность своего советника как хорошего экономиста и проработал с ним до середины 2003 года. Потом Зарубин уволился из-за «сложного режима работы».  

Торлопов говорил на допросах, что назначал людей на должности своих заместителей без какого-либо лоббирования и всегда согласовывал такие решения с руководителем УФСБ по Коми Николаем Пиюковым и с его устного одобрения. О преступном сообществе ему ничего не известно, приватизация республиканских предприятий проходила по закону. 

Уже на следующем допросе, как следует из протокола, Торлопов захотел сознаться в том, что получал «незаконное денежное вознаграждение».


Советник Зарубин

Давая показания во время следствия, Владимир Торлопов вспомнил подробности знакомства с Зарубиным в 1993 году, когда был профсоюзным деятелем. Выслушав его взгляды на жизнь и экономику, пригласил его к себе помощником, а затем давал ему рекомендацию для трудоустройства в «Комисоцбанк». 

Предвыборную кампанию Торлопова на должность главы Коми оплачивали различные предприятия, но официально это не афишировалось, чтобы не вызвать недовольства у на тот момент главы республики Юрия Спиридонова, если Торлопов не победит на выборах. По словам обвиняемого, заслуги Зарубина в его избрании не было, как и существенной финансовой помощи от него. 

После знакомства с Валерием Веселовым (бизнесмен, тоже обвиняется как участник преступного сообщества) Торлопов, по его словам, узнал от Пиюкова, что он и предприниматель Юрий Бондаренко — активные участники преступной группировки «Айвенго», но у силовиков на тот момент не было достаточно доказательств, чтобы их осудить. В показаниях он говорил, что ничего не знал о преступном сообществе, но к концу второго губернаторского срока стал понимать, что «лица из команды Зарубина причастны к завладению республиканской собственностью». 

На допросе Торлопов говорил, что Зарубин стал неформально занимать высокое политическое положение в республике и сам настоял на том, чтобы стать именно советником главы, а не, например, заместителем руководителя региона. После назначения Зарубин расставил на ключевые посты в экономической сфере региона людей из своей команды. Советник никогда не отказывал Торлопову в финансовой помощи, и когда тому нужны были деньги, всегда передавал необходимые суммы. 


«Зеленецкая» и представительские расходы

Как следует из показаний Торлопова, в 2005 году Вячеслав Гайзер и заместитель главы Коми Павел Орда стали убеждать Торлопова в необходимости приватизации ряда предприятий, и Торлопов согласился — он доверял им. Руководитель птицефабрики «Зеленецкая», которую предстояло приватизировать, Николай Чёрный, был против, но Орда и Гайзер убедили главу, что руководитель предприятия в сговоре с министром сельского хозяйства Геннадием Низовцевым похищает прибыль птицефабрики, и после приватизации будет проще установить за ней контроль.

Торлопов рассказывал, что после того, как на федеральном уровне ужесточили правила выделения бюджетных денег на представительские расходы глав регионов, Гайзер, Чернов и Орда пообещали ему, что решат эту проблему и будут выдавать ему столько денег, сколько ему потребуется. Так он стал получать 1,5 млн руб. наличными ежемесячно и предполагал, что эти деньги — с откатов по республиканским госконтрактам и вознаграждений от коммерческих структур (дорожники часто жаловались ему на Орду, который требовал с них откаты). В целом, по его словам, он понимал, что деньги получал за то, что не вникал в их дела — общее покровительство и попустительство. 


Номинальный глава

На следующем допросе Торлопов полностью признал свою вину и заявил, что был номинальным главой республики. По его словам, несмотря на то, что он занимал должность руководителя региона, фактически республикой управлял тандем Зарубина и Чернова. Например, они могли собрать министров без ведома Торлопова и решить тот или иной вопрос. Также Торлопов говорил о том, что понял, что является членом и, в силу своей должности, одним из руководителей преступного сообщества. Когда же он был сенатором, то периодически интересовался у руководителя УФСБ по Коми, есть ли претензии к руководству республики, и получал отрицательный ответ. 

Торлопов также рассказал подробности увольнения Павла Орды, который покинул республику «из-за амбиций возглавить регион». По словам обвиняемого, он критически высказывался в СМИ о работе главы, пока того не было на месте, а также претендовал на должность главы Ненецкого автономного округа, не поставив Торлопова в известность. 


Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments