Охотники на браконьеров. Репортаж с рейда рыбоохраны

В одну из последних августовских ночей корреспондент НАО24 отправился в совместный рейд с сотрудниками окружного Центра природопользования и отделом рыбоохраны по НАО


Фото: Андрей Торопов

Ночь, улица, причал. Садимся в катер. Рулевой – замдиректора Центра природопользования Игорь Кисляков. Место второго пилота занимает Анастасия Паюсова, начальник отдела рыбоохраны по НАО. На втором ряду – автор этих строк и ещё один сотрудник рыбоохраны.
 
 
Изъятие и наказание

Отъезжаем от города, на улице уже темно, но на небе – ни облачка. Видимость хорошая. Несколько километров спустя, в полумраке инспекторы что-то замечают. Луч прожектора разрезает тьму. На воде, рядом с установленной чуть поодаль сеткой, колышется лодка. 
 
Сотрудники рыбоохраны выходят на нос катера и вступают в диалог с рыбаками. Те говорят, что сетка, якобы не их, а другого человека, у которого есть разрешение на вылов. Но, вот незадача, хозяин снасти куда-то уехал. 
 

Фото: Андрей Торопов

– У них есть путёвка, только действует она с полуночи, а на часах 21.30. Эту сеть рыбаки своей не признали, поэтому она считается бесхозной. Снимаем, – говорит по возвращении в катер Анастасия. 

Подплываем к небольшой белой светящейся канистре. Так, фонариками или светоотражающей лентой, в тёмное время суток должны быть обозначены все сети. Для безопасности – чтобы проплывающие рядом лодки их не задели. 
 
Подцепляем, затягиваем тяжёлую верёвочную снасть на борт. В ней - одна сёмга и одна краснокнижная нельма. Пока рыба ещё жива, её выпускают. 
 
– Сёмга довольно живучая, поэтому её часто находим ещё живой, а затем отпускаем обратно в реку, – делится Анастасия. 


Фото: Андрей Торопов

Вообще, конфискация сеток – одна из главных воздействующих мер рыбнадзора. Какой браконьер признается, что он имеет отношение к незаконно установленной снасти. Для этого его надо поймать с поличным, что не так-то просто. Поэтому всё, что в этом случае может сделать рыбоохрана – изъять орудие лова.

– Эти сети разрешены для использования на территории НАО, но для их использования необходима либо путёвка на сутки, либо разрешение на добычу. Если сети установлены незаконно, но человек захочет их забрать обратно, он может придти к нам для составления административного протокола и после уплаты штрафа мы отдадим ему орудие лова, – пояснила Анастасия Паюсова. 

 
Охота на призраков
 
Едем дальше, пока нет волны и хорошая видимость. За время нашего петляния по рекам и протокам, луна перемещается относительно лодки. Сначала она крупная, красная, на уровне горизонта по правую руку. Спустя два часа она уже сзади слева – маленькая и белая.
 
Прямо по курсу видно лёгкое северное сияние, мы проезжаем Андег. Спустя какое-то время, вдалеке прожектор вновь выхватывает лодку без бортовых огней. Ещё несколько мгновений, и мы её теряем. 
 
Кто-то здесь был. Эта мысль не даёт покоя рулевому. 

 
Фото: Андрей Торопов

– Не наш день сегодня, – сетует Анастасия Паюсова.

– Гарантирую, если бы мы не делали такие рейды, здесь бы вода просто бурлила, – отзывается Игорь Кисляков. 
 
Решаем перекусить, пока наша лодка плавно дрейфует по течению. Расчехляем бутерброды и термосы. Во время чайной паузы обсуждаются дальнейшие действия. 
 
– Надо немного подождать, вдруг кто-то ещё на реке появится, – определяет тактику Кисляков.
 
Ждём ещё около часа в надежде, что небо немного посветлеет. 
 
 
Подводные войны
 
На часах 0.45. В районе Куриного горла видим яркий белый свет фонаря. 
 
Кисляков направляет катер в сторону.
 
Непродолжительная погоня. И вновь смена тактики – вместо преследования решаем найти и конфисковать снасти. Неподалёку браконьеры гасят свет и сидят при луне, наблюдая за нами. 
 
С помощью специального якоря пытаемся найти ставную сеть. Её особенность в том, что она установлена не на водной поверхности, а утоплена. Точную локацию, благодаря GPS-навигатору, знают только сами браконьеры. А вот нам не везёт, через минут пять–десять сворачиваем поиски. 
 
Как рассказывает Игорь Кисляков, в этом месте рыбинспекторы уже как следует протралили дно, сняли много ставных сетей с различными тяжёлыми грузами, которые удерживали эти снасти под водой. Бывало, даже чугунные батареи доставали. 


Фото: Андрей Торопов
 
Катер опять отправляется по печорским зигзагам. В 1.45 слышно – инспекторы вновь что-то нашли.
 
Тут, в ночном тумане у Василковского месторождения, видим лодку. Оказывается, это рыбаки СПК «Харп». Инспекторы проверяют промысловый журнал и разрешение на вылов. 
 
– С документами всё в порядке. Только у вас фонарик сел, сетки на реке не видно, поставьте новые батарейки, – напутствует рыбаков Анастасия. 
 
А мы, в предрассветном зареве, плывём назад, в Нарьян-Мар.


Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments