Миру – мир! Александр Лапанович о становлении одной из самых авторитетных окружных НКО



В этом году региональной общественной организации «Нарьян-Мир» исполнилось пять лет. Руководитель проекта рассказал НАО24 о развитии художественного и технического творчества в регионе и том, какими принципами руководствуется заполярная НКО, за плечами которой около четырёхсот социально ориентированных мероприятий.


Фото: Альберт Людвиг 

– Александр, расскажите – как появился «Нарьян-Мир»? 
 
– 5 лет назад мне захотелось применить свои организаторские способности. Посоветовавшись с друзьями, открыл некоммерческую организацию. Цель была – развивать инновации, делать то, чего ещё нет в нашем регионе. Первое, что попалось на глаза – рисование песком. В 2013 году на празднике в честь Дня семьи увидел, как Алёна Орлова демонстрировала эту изобразительную технику. Пообщался с ней и решил – это достойное дело, чтобы его развивать.
 
Стал подавать заявки на гранты, ведь большинство проектов «Нарьян-Мира» сделаны при поддержке окружного бюджета. Тем не менее каждый проект требует и собственного вклада – денежных и трудозатрат. 
 
Подсчитал, что за 5 лет мы посетили 21 населённый пункт округа - от Шойны до Амдермы, провели более 400 мероприятий – их организовывали сами или участвовали в более крупных событиях. 
 
В год набирается до ста событий, что достаточно часто, через каждые 3 дня. На каждое мероприятие надо привезти, собрать, разобрать, увезти оборудование. Получается достаточно большой объём работы. Но мне и хотелось сделать одну из лучших организаций, за которую было бы не стыдно. Чтобы подавать другим пример.


Фото: vk.com/naryan_mir 

– То есть, история началась с рисования песком?
 
– Да, на средства гранта мы приобрели необходимое оборудование. Сначала начали рисовать с детьми. Одновременно стремились связываться с интересными людьми и что-то вместе делать. Подружились со сказкотерапевтом Ларисой Борисовой – сделали вместе проект «Неделя сказок». 
 
Стали экспериментировать, участвовать во всех общегородских или окружных мероприятиях. Потом захотелось попробовать новые места. Договорились с воинскими частями, поехали. Было необычно и очень весело, когда две дюжины солдат, чередуясь, рисовали песком. 
 
Алёна Орлова предложила поездить по сёлам. Это была неожиданная идея, ведь тогда мало кто так делал. И вот, зимой 2014 года, спустя год после открытия, мы отправились в путь. Посетили Оксино, Хонгурей, Красное и Тельвиску. Это был интересный опыт, чем-то похожий на передвижной цирк или театр. Там, в сёлах, очень благодарные дети. Для них это было ново, нас встречали на ура, ребята радовались, когда возникали песочные картины. Это как бременские музыканты: «Смех и радость мы приносим людям». Есть в этом какая-то романтика. 
 
Потом возник проект «Пески времени», когда мы стали сотрудничать с Пустозерским домом-интернатом и стали рисовать у них. Пригласили психолога, которая во время творческого процесса просто разговаривала с пенсионерами. 
 
Зачастую пожилым людям надо выговориться – они могут быть одинокими, на что-то обиженными. И с рисованием это удачно совмещается, помогает сгладить эти боли. Ведь разговор во время работы получается неформальным. 
 
Были очень трогательные вещи, когда 80-летняя бабушка рисовала торт себе на день рождения или открытку своей маме, которой давно уже нет. Женщине было жаль, что при жизни она не посылала маме почтовые карточки. 


Фото: vk.com/naryan_mir 

– Видел несколько «песочных» видеороликов у вас в социальных сетях. Расскажите, как они появились? 
 
– Песочная анимация развивалась параллельно. Первый наш ролик назывался «Ветеранам Победы» и сопровождался песней ансамбля «Хаяр» на стихи Явтысого. В 2015 году видео заняло первое место в Сыктывкаре на международном фестивале визуальных искусств финно-угорских народов «Перекрёсток». Затем появились и другие ролики. 
 
Вообще, нам интересно сотрудничать со всеми творческими людьми. За кого зацепляемся в процессе жизни, с тем и делаем совместные проекты. Когда мы работали над следующим видеороликом, к юбилею Заполярного района, нашлась Инга Артеева. Мы обратились к ней, как к автору текста, чтобы обсудить визуальный ряд. А уже потом мы начали рисовать под песни Инги, многие из которых посвящены окружным сёлам.
 
– А как у вас стали появляться другие виды творчества? 
 
– Мне захотелось попробовать мультипликацию, и я отправился изучать её на мастер-классы. После этого «Нарьян-Мир» начал делать мультфильмы – рисованные, пластилиновые.
 
В 2016 году добавилась работа на гончарном круге и лепка из глины. Перед этим я также прошёл обучение в гончарной студии. И мы стали проводить соответствующие мастер-классы. 
 
Тут всё стало нарастать как снежный ком – с каждым годом увеличивалось количество профилей работы и посещённых населённых пунктов. И теперь, когда мы куда-то едем, то задерживаемся там на неделю, иначе невозможно показать местным ребятам всё то, что мы умеем. 
 
На средства грантов мы делали проекты не только внутри организации. Например, за счёт полученных нами средств преподаватели колледжа летали на курсы, а затем обучали студентов работе с глиной. Тем самым больше учеников смогли посетить наши мастер-классы.

 
Александр Лапанович учит работе с гончарным кругом. Фото: vk.com/naryan_mir 

– Но затем вы взялись не только за художественное, но и за техническое творчество?
 
– По мере расширения кругозора стало очевидно, чего в округе не хватает. Осенила мысль – различные музыкальные, танцевальные, спортивные кружки в регионе есть, а технических – нет. Вообще, баланс физиков и лириков должен быть примерно одинаков – детей, которые любят конструировать, не меньше, чем тех, кто любит рисовать. 
 
Осенью 2016 года, когда мы начали развивать это направление, робототехникой занимался только «Нарьян-Мир». И опять, перед тем как что-то начинать, я прошёл два курса обучения. И почувствовал – я могу чему-то научить. Так появился кружок робототехники. Упор был сделан на конструирование.
 
– На ваших фотографиях из поездок в сёла ребята крутят в руках квадрокоптер. Это тоже одна из новых идей? 
 
– Мы готовимся к новому витку развития – авиамоделированию. Хотим, чтобы ребята научились управлять маленькими квадрокоптерами. Сегодня на рынке широкий выбор этих устройств. Приобрести и освоить такой гаджет становится всё проще. 
 
Предполагается, что мы самостоятельно будем собирать различные типы устройств из конструктора и будем учиться их пилотировать. Дроны сейчас развиваются по всему миру и скоро смогут заменить многие профессии, будут разносить пиццу, оленей пасти. Но до нас это дойдёт не скоро. 
 
По крайней мере, тем из детей, которые очень хотят этим заниматься, надо предоставить такую возможность. Поэтому с осени, кроме робототехники, у нас будет ещё и дрономоделирование. Это первый проект, который мы готовимся запустить в этом году. 

 
Фото: vk.com/naryan_mir 

– Второй проект также связан с робототехникой? 
 
– Да. Второй проект – обучение преподавателей дошкольных учебных заведений робототехнике и работе с конструкторами. В прошлом году у нас был аналогичный проект по обучению преподавателей школ. 
 
Но оказалось, что в школах робототехнике обучать уже поздновато. Интерес к этому делу у детей зарождается в возрасте 5–6 лет, именно тогда им нравится сидеть и конструировать. Если потом они не пойдут по любимому пути, то могут уйти в какие-нибудь компьютерные игры или другие сферы, а это увлечение перегорит и не будет подхвачено. Именно в этом возрасте стоит заниматься робототехникой – ребёнок ещё не загружен уроками и кружками. Многие родители понимают – развивать мелкую моторику и воображение очень важно для детей. 
 
Важный навык, который приобретает ребёнок на кружке робототехники, – инженерное мышление. Он не просто смотрит на какой-то агрегат, но и понимает, как он устроен, как его можно улучшить или модернизировать. Для него это не какой-то чёрный ящик с кнопкой. 
 
Поэтому мы соберём 10 преподавателей из детских садов и будем обучать их работать с этими конструкторами. Ведь уже несколько окружных дошкольных учреждений планируют закупать такую технику. 
 
– Насколько мне известно, раньше у вас был кружок робототехники на основе довольно простых конструкторов Lego. Сейчас есть уже устройства посложнее? 
 
– У нас не только Lego. Этот конструктор наиболее привычен для детей, поскольку он есть у многих дома. Для старших детей у нас есть роботы на основе плат Arduino. 
 
Мы хотим, чтобы ребята занимались программированием роботов. Но это направление продвигается нелегко, потому что требует знаний и труда. Ведь программист – прежде всего творец, для этого требуется определённая психология. Не все дети выдерживают более сложные вещи – прописать программу, чтобы робот мог двигаться автономно, а не просто собрать его по инструкции и управлять с пультика. 
 
Большинство сдаются, говорят: «мы будем собирать, а программирует пусть кто-то другой». Думаю, если ребята будут заниматься робототехникой с садика, то постепенно им станет интересно – а что же дальше? И они начнут возиться с программированием. 

 
Фото: vk.com/naryan_mir 

– Наверняка это не всё, что вы пробовали за эти пять лет. Какими ещё интересными инновациями вам удалось поделиться с жителями округа? 
 
– Мы пробовали рисование на воде, но краски Эбру стоят достаточно дорого. Поэтому пользуемся ими редко. Активно используем рисование светом, у нас есть специальные фонарики и ультрафиолетовые экраны. В темноте на них можно изображать различные картинки. Есть цветной песок, которым можно рисовать на клейкой бумаге. 

3D-ручки тоже нравятся детям. Если всё пойдёт нормально, то мы бы хотели подготовить выставку объёмных работ, фигурок, сделанных с помощью этих устройств. Многие ребята сразу себе рисуют очки, короны, одевают их и ходят довольные. Благодаря этой технологии можно сначала по трафарету обвести плоскую фигуру, а потом доработать, сделать её объёмной. 
 
– Недавно вы получили президентский грант. На что пойдут эти деньги?
 
– На эти средства мы реализуем третий социально ориентированный проект – проведение мастер-классов с детьми из микрорайонов Авиаторов и Старый аэропорт. В прошлом году мы занимались этим на средства городского гранта – приобретали расходные материалы, глину, песок, пластик для 3D-ручек. 
 
Сейчас получили президентский грант и до января будем заниматься тем же самым, только в расширенном формате. Приобретём новый гончарный круг, новые 3D-ручки, конструкторы. В месяц у нас в мастер-классах смогут поучаствовать порядка 100 детей.

 
Фото: vk.com/naryan_mir 

– Что вами движет, почему вы продолжаете свою работу, при этом не зарабатывая на ней? 
 
– Любопытство. Есть какой-то исследовательский интерес, когда появляется что-то новое и интересное, хочется изучить и показать. Понимаю, что есть незанятая ниша – если не развивать рисование песком, значит никто это делать не будет.
 
В художественной школе такого нет, там более классические виды искусства. А инновации всегда плетутся где-то сзади, потому что они не заложены заранее ни в какие бюджеты. Соответственно ими и заниматься не будут. 
 
Например, рисование песком, считаю, сложнее классического и оно достойно того, чтобы учить ему детей. Здесь ребёнок учится по одной песчинке выкладывать рисунок, мелкая моторика развивается быстрей, чем при работе карандашом или кисточкой. 
 
А когда художник с помощью песка вживую показывает целый фильм, где одна картинка перетекает в другую… Тут требуется уникальный навык, который чем-то похож на режиссёрскую работу. И таких людей немного. Нам повезло, что у нас есть Кристина Хатанзейская, одна из лучших художников по песку на Северо-Западе России. Не зря нарисованные ей ролики получают награды в регионах страны. 
 
Кроме Кристины Хатанзейской, в работе мне помогает Сергей Ладыкин. Нам всегда интересно вместе ездить в отдалённые населённые пункты, плюс у каждого из нас свой профиль. Я - организатор, работаю с гончарным кругом и робототехникой. Кристина отвечает за все художественные виды творчества. А Сергей Ладыкин - фотограф, занимается видеосъёмкой, квадрокоптерами и робототехникой. 

 
Кристина Хатанзейская на фестивале визуальных искусств финно-угорских народов. Фото: vk.com/komikino 

 – Что самое приятное в Вашей работе? Наверняка часто получаете позитивный отклик на свою работу?   
 
– Большое вдохновение приносят моменты, когда приходят талантливые дети. Например, приехали мы в Шойну. Пришёл шестилетний Салават, взял конструктор для двенадцатилетних и за час собрал робота. В этой сфере ребёнок обгоняет сверстников на несколько лет. А если бы этот конструктор ему в руки не попал, никто бы и не узнал о его навыках. 
 
Некоторые виды технического творчества требуют больше денег, чем остальные. И если эти деньги не привлекать, то часть талантливых детей даже не будет выявлена. Ведь найти художника – это одно. Ему надо дать карандаш или кисть. Другое – это обнаружить инженера. Для этого нужен интересный, хороший конструктор. 
 
И когда обнаруживаются талантливые ребята, появляется гордость, что ты причастен к их и развитию. Это греет души участников нашей команды. 
 
Или поехали мы в Ому, где многие дети воспитываются в интернате. После мастер-классов ребята спрашивают – когда вы приедете в следующий раз? А я понимаю, что мы за пять лет существования организации приехали сюда впервые. Вот и отвечаю – может быть через пять, может быть через десять лет. 
 
Собрались уезжать. Подходит девочка, и говорит: «Давайте вы не через десять лет приедете, а через пять, потому что если через десять, то мы уже выпустимся». Получается ребёнок так нас похвалил – девочке будет хорошо, если мы приедем даже через пять лет. Это была высшая похвала. Значит, наш приезд — это настоящее событие в жизни сельских ребят. 
 
Когда ты привозишь такие инновации, чтобы показать их людям, это всегда переносит часть благодарности на тебя. Хотя на самом деле это похвала изобретателю 3D-ручки и инженерам, которые двигают нашу цивилизацию вперёд. Но и такой выезд тоже требует времени, особенно трудно стразу втроём собраться. Зато получается, что я объездил округ, посмотрел его со всех точек зрения – сверху, сбоку, через детей, и через взрослых.



Фото: vk.com/naryan_mir 


Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments