Дельфин. Картина внешнего мира

Вышел десятый юбилейный альбом Андрея «Дельфина» Лысикова. От торговли матрешками до андеграундного хип-хопа. От сэмплов к живому звучанию. От нецензурной лексики до сложных метафор. Резюмировать эволюцию поэта и музыканта попытался корреспондент NAO24.


Фото: Андрей Торопов

В октябре 2012 года мне удалось договориться об интервью с Дельфином, приехавшим тогда с концертом в Архангельск. Он производит впечатление человека весьма и весьма интеллигентного. Но интеллигентного не благодаря окружению, в котором он вырос, а вопреки. Перед встречей менеджер просит не задавать вопросов про «Мальчишник». Эта первая половина лихих девяностых будто и не с ним случилась.

Андрей вырос в московском районе Очаково-Матвеевское, в конце 1980-х объездил СССР с танцевальными хип-хоп командами. Учился в радиомеханическом техникуме. Потом отчислился, подрабатывал в театре и нелегальным уличным торговцем. Стал сооснователем группы «Дубовый Гаайъ» и случайно попал в «Мальчишник». Последний коллектив обрел скандальную славу – троица молодых парней читала рэп на табуированную в постсоветском обществе тему секса.

Сделав себе имя, к концу девяностых Андрей погрузился в свой сольный проект – «Дельфин», «Dolphin». Вместо живых инструментов артист использовал сэмплы (звуковые фрагменты) различных зарубежных коллективов. Только настроение поменялось – на смену беззаботному молодежному угару пришла меланхолия.


– Для меня было очень странно, почему на мои концерты приходили люди, – рассказал тогда Андрей Лысиков. – На мой взгляд, я не делал ничего такого для того, чтобы они сюда пришли, и то, что сейчас буду показывать - недостойно их внимания. Если бы сам оказался в зале в тот момент, то сказал, что это полная ерунда. Но люди почему-то приходили, а я почему-то выступал. Всегда воспринимал это как большой аванс, и всегда старался его отдать. И в какой-то момент частично, но все-таки расплатился с аудиторией.

Это был 2012 год. Тогда только вышел ставший уже классическим альбом «Существо» – органичный результат совместного творчества с гитаристом Павлом Додоновым. С тех пор родилось еще две пластинки – «Андрей» и «Она». В каждой Дельфин старается сменить формат и даже жанр. Новая запись – новое звучание, состав, инструменты.

На этот раз высказывание под цифровым кодом «442» с Андреем Лысиковым создавали барабанщик Василий Яковлев и гитарист Игорь Бабко. Звучание получилось не то что новое, а даже прорывное. Тут слышны и эксперименты Дельфина с различными драм-машинами, синтезаторами, и мудреный рисунок барабанов, и акцентированная гитара. Стихи – более иносказательные, метафоры – сложные, вдумчивые.


Проиллюстрирован главный хит альбома – трек «520» – черно-белым, но максимально энергичным клипом, режиссерским дебютом фотографа Валентина Блоха. Это злободневное видео собрало в сети за неделю почти миллион просмотров на YouTube и почти полтора  «ВКонтакте».

Главное – Дельфин вновь показал, что такое быть голосом поколения. Он занимался брейк-дансом,  был голосом улиц,  выжил в девяностых,  слез с наркотиков,  создал семью,  погрузился в творчество,  саморазвивался. Теперь мы видим – от самокопания Андрей Лысиков перешел к внешнему миру. И нарисовал его картину – в стихах и музыке «442».


Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments