Пока есть силы…

«Я не собираюсь спорить с вами, я просто играю рок». Строчка из песни группы «Пилот», увы, не слишком актуальна для нарьян-марской действительности. «Тяжёлых» коллективов в столице Заполярья можно пересчитать по пальцам одной руки. Один из них – «Leave in Sorrow». Ребята собрались весной в новом составе, записали альбом «Крылья» и недавно отыграли полуторачасовой концерт.


– Я с тобоой! – голос вокалиста и автора текстов Никиты Антонова дрожит. Эта песня для него особенная. Посвящена не так давно ушедшему в лучшие миры лидеру группы «Linkin Park» Честеру Беннингтону.

– Это был великий исполнитель. Наверное, не существовало песни, которую он не мог бы исполнить, – скажет после концерта Никита.

Но тут же оговорится, что кумиров у него нет. Ведь быть похожим на кого-то – потерять себя самого.

На концерте в одном из городских клубов ребята исполнили 12 треков и 8 композиций из нового альбома. Полоска красного света от прожектора забавно пересекает лицо барабанщика Геннадия Филиппова, отстукивающего ритм из песни «Крылья». Правда, пару лет назад он был басистом, но потом пересел за ударную установку. Бывает и такое.

Группа «Leave in Sorrow» (с англ. – «Уйти в печаль») образовалась в 2009 году. Первое название – «Мёртвые вороны». Но от него вскоре отказались. Нет, конечно, в российском роке есть довольно успешные «Мёртвые дельфины», но то – другой случай. В 2013 году группа выступила во Дворце культуры «Арктика» на молодёжном фестивале «Кадушка».

По сути, это был большой рок-концерт с участием «Leave in Sorrow», «Сеанс», «Вуду пипл», «Арт-трек», «Downcast». Вскоре герои нашего материала взяли перерыв, чтобы вернуться к репетициям лишь в этом году.

Ударим минором

Альбом «Крылья» – своего рода философский минор. Автор этих строк не даёт ему рецензию с подробным разбором каждой песни. Ни к чему это. Просто послушайте его в интернете и поймёте, какие эмоции хотели выразить участники коллектива. Никита признаётся, что человек он минорный, задумчивый, а я сразу вспоминаю слова известного продюсера Максима Фадеева «Страна у нас минорная, и люди минорные». Но не будем грустить. Да и некогда.

Вон бас-борода, он же сотрудник Издательского дома НАО Андрей Торопов извлекает глухой рокот из гитары. Гена Филиппов успевает во время трека застыть на полсекунды с барабанной палочкой в руке, будто вспомнил что-то важное. Гитарист Женя Карпунин выпиливает очередное соло, его душа всё время просит сыграть что-нибудь эдакое, посложнее. Более сдержан ритм-гитарист Ренат Воложин. За клавишами – обаятельная Татьяна Золотуева. Никита Антонов во время песни «Молчи» дает микрофон сестре Насте. Она – среди зрителей, но неожиданно на несколько минут становится исполнителем. Душевный дуэт. Второго вокалиста Дениса Гареева хлебом не корми – дай порычать. Экстремальное пение с надрывом связок.

Бас-гитарист группы «Leave in Sorrow» Андрей Торопов / Фото: Алексей Волков

После концерта Женя и Никита пришли к нам в редакцию. Говорим обо всем понемногу и, конечно, о новом альбоме.

– Никакого дорогого оборудования. Ноутбук, звуковая карта, хороший микрофон для вокала. Записывали альбом в «Особняке красной розы», – смеётся Никита.

Для тех, кто не знает. Деревянный «Особняк» принадлежит региональному молодёжному центру. Такое название получил благодаря креативным участникам игры «Авторейд». Вот только роза красная, а домик синий. Нестыковочка. Но это всё лирика. Вернёмся к нашим героям.

Свои «Крылья»

Женя тоже согласен, что альбом звучит неплохо. Говорит, что дорогое оборудование ещё не гарантирует качественную запись. Молодой соло-гитарист впервые взял гитару в 12 лет. Приобрёл первую «электруху» в старших классах и с тех пор понял, что это то, чем он хочет заниматься. Окончил музыкальный колледж.

– Поступая в учебное заведение, даже не знал нот, ведь в музыкальной школе-то не учился, – вспоминает Женя.

Долгое время он лелеял наивную юношескую мечту о гастролях, славе и концертных залах, переполненных преданными фанатами. Преподаёт в Детской школе искусств. Уважает творчество гитариста Сергея Головина. Репетирует по ночам, выводя мелодику Стива Вая и Джо Сатриани. Ему нравятся техничные и брутальные «Bullet For My Valentine». Никита Антонов в шутку говорит, что написал первую песню в пять лет, потом начал сочинять сказки.

– Даже есть где-то тетрадка с моими творениями, но лучше её никому не показывать, – смеётся Никита. – Помню, в школе что-то сочинял, сидя на задней парте. А впервые на сцену вышел в шестом классе. Наша группа называлась «Вилл дэй». Выступали в первой школе. Играли каверы на «Jane Air» и «Rashamba». Было круто. Девчонки меня тогда шоколадками кормили.

Тут в нашей беседе настало время для удивлений. Участники группы искренне не понимают, как их треки попали на одно из радио Чукотки. Вот что интернет делает. Взяли песню «Пока есть силы» и начали подробно разбирать в эфире чукотской радиопередачи.


Группа «Leave in Sorrow» презентация альбома «Крылья» / Фото: Алексей Волков

– И что сказали? – интересуюсь у ребят.

– По их мнению, нужно было сочинить её лет десять назад, тогда мы бы стали звёздами, – улыбаясь, рассказывает Никита.

Мы снова возвращаемся к обсуждению альбома «Крылья». Название – как у известной группы «Наутилус Помпилиус». Совпадение?

– Конечно, я даже и не знал о таком альбоме у них, – говорит Женя.

– А мне вообще «Наутилус» не нравится, – продолжает тему Никита.

Не надо нам Максим

На вопрос, какова основная мысль альбома, вокалист «Leave in Sorrow» отвечает так. Человек видит то, что он хочет видеть. У каждого явления есть две стороны медали. Это если коротко. Ну а слушатель из каждого трека может что-то вынести для себя.

– Быстрее всего мы написали песню «Я с тобой». Буквально через два дня после гибели Честера Беннингтона. «Пока есть силы» далась тяжело. По духу мне ближе «Молчи» и «Не останусь». Вторая – о борьбе с самим собой, в какой-то степени – обо мне. Она и сложная по исполнению, – рассказывает о некоторых особенностях первого альбома группы Никита.

– Русский рок умер?

– Думаю, да, – откровенничает автор текстов «Leave in Sorrow».

– Многие российские группы ориентируются на зарубежную публику, поют песни на английском языке, ощущается большое влияние Запада, – сокрушается Женя Карпунин.

– Не так давно вы пели на площади и исполняли песни группы «Rammstein» – это эксперимент?

– Да, просто своих песен не хватало. Решили попробовать, – поясняет соло-гитарист.

 Соло-гитарист группы «Leave in Sorrow» Евгений Карпунин / Фото: Алексей Волков

Женя говорит, что лучше бы почаще привозили в Нарьян-Мар более или менее достойных исполнителей, а «не всяких там Максим».
– Три года назад Маршал выступал. Мощный качественный звук был. Очень понравилось.

Но то все приезжие звезды и звездочки. А что наши? Тут пока все печально.

– Какая-то пустота. Все уезжают. Кто-то поступает учиться, и группа распадается, – сетует Никита.

Говорит, хорошо бы в столице Заполярья устроить небольшой рок-фестиваль с приглашением не суперзвезд, но талантливых ребят из других регионов. Правда, публику сложно «раскачать».

– Надо заинтересовать людей. Выкладывать аудио в интернете, чтобы они понимали, на какой концерт пришли. Кстати, в соцсети мы запустили опрос, и по его итогам самой популярной признали песню «Не останусь».

В мае «Leave in Sorrow» отыграли в Красном. Первые мини-гастроли. Хочется большего. Например, выступить на ноябрьском фестивале в Санкт-Петербурге. Но всё, увы, упирается в денежный вопрос.

Ну а после концерта – репетиции и ещё раз репетиции. Пока есть силы…


Следите за нашим Telegram-каналом чтобы быть в курсе последних новостей



comments powered by HyperComments